Ксения Квен

Родилась в северном городе Норильске. В настоящее время, вернувшись с юга Китая, где прожила год, завершает обучение в РУДН по специальностям международные отношения и переводчик с китайского и английского языков. До недавнего времени писала в стол.

 

 

 

 


 

***
Прежде, чем мы превратимся в орлиный крик,
В лёгкий туман над пашен гнилым быльём,
Вытяни руку и цепко схвати тот миг,
После которого, кажется, мы умрём.
Крепко сожми его: пойманного сверчка
Люминесцентного вихря прошедших лет,
Сердца последнего, финишного толчка,
После которого – выдох – и вот нас нет,
И загадай ему, бьющемуся как кнут
Меж твоих пальцев, - остаться в посмертный час
Пусть не историей, выписанной в талмуд,
Но микрокосмосом выживших после нас.
Светом, едва заметным в сетях ресниц,
Дрожью мимических мышц на чужом лице,
Губы в улыбку сводящих. Есть много лиц,
Знающих, что мы встретимся все в конце.
Кодой тех песен птичьих, что гонят сон,
И уж по-честному, чтобы поставить шах:
Всем, в отголоски чего ты бывал влюблён,
И что теперь летним громом гремит в ушах,
Мы никогда не станем страницей книг,
Да и к чему тщеславие утешать?
Но превратиться в атом, в тончайший блик
Времени – даже правильней, чем дышать.
Всё. После этого (Боже, за произвол
Нас извини), - разожми свой кулак. Золой
Дай своему мгновению стечь на пол,
Или взлететь рассерженною пчелой.
Прежде, чем мы превратимся в весенний сад,
В нити, которыми строчатся паруса,
Вслед уходящему мигу направив взгляд,
Вздрогни и улыбнись. И прикрой глаза.

 

***
Сухожилием будет тянуться день,
Это имя хворью в тебе храня,
Потому что не будет среди людей
Никого, кто жег бы сильней меня,
Потому что если приснюсь не я,
Как ни силишься, не запомнишь сон.
Потому что как не менял бы явь,
Из глубин не вытравишь этот стон.
И дорога легка, и легка рука,
И плевать на выводы и пути,
Потому что на страже твоя тоска,
И чуть что – так дыбом все волоски,
И тогда ни петь, ни тереть виски,
Ни плетень плести
И ни пряжу прясть,
Потому что, мой друг, у такой тоски
Самой черной вороны чернее масть.
Потому что ее, раз уж принялась,
Ни слезами омыть, ни песком стереть,
Потому что горше – одна напасть:
Разве что оплакивать чью-то смерть.

 

***
н-ной и вроде не важной осенью
жизнь поворачивает на сто восемьдесят.
если бы знать, куда падать яблоку,
было бы можно стелить шелка.
мое нежданное и непрошенное,
в стенах отдушина, отгороженным,
тесным и пасмурным миром - на руку
эта ложащаяся рука.
ибо истории, моя хорошая,
мы начинаем издалека.

 

 


№ 7

Мария Смородина

Кирилл Миронов

Ксения Квен

Макс Новиев

Екатерина Нильцевская