Соня Март

"Смотрю на солнце, пытаюсь постичь непостигаемое, научиться летать и ходить, не оставляя шагов"

 

 

 

Предчувствие


Предчувствие это когда ощущаешь что-то неопределённое и вместе с тем неизбежное, что не отпускает ни на минуту и что, может быть, даже сильнее и острее самого чувства…

-1-


«Когда дети перестают слушать своё сердце, они совсем взрослеют» – строчка из недавно прочитанной книжки назойливо крутилась в голове девочки. Она стояла на остановке и сжимала в озябших пальчиках мелочь на автобус. «Холодные такие монетки, – думала девочка, – совсем замёрзли… Как бы их согреть?». Мимо шли громкие школьники и куда-то спешащие взрослые с портфелями и толстенными сумками в руках; бабульки сидели на остановке и обсуждали современную молодёжь, дорогие макароны, очереди в поликлинике, пробки на дорогах и прочее, о чём всегда говорят взрослые старушки. Именно взрослые старушки, потому что девочка знала таких старушек, которые были совсем детьми. К одной такой бабушке она как раз и собиралась отправиться.
Подошёл большой зелёный автобус – неуклюжий, чихающий и кашляющий чёрным дымом из трубы. «Даже автобус простыл, – грустно подумала девочка, – Интересно, кто лечит заболевшие автобусы?», и встала на своё любимое место у окна. Ей нравилось наблюдать как улицы пробегают мимо в неровном стекле окна: как волна от дуновения ветра – бордюры и тротуары в снегу бежали змейкой мимо, деревья крутились в невероятных изгибах и через секунду вставали ровно и спокойно, как ни в чём не бывало. Это веселило малышку.
Наконец, автобус доехал до нужной остановки, и девочка, чуть не пропустив её, выскочила на скользкий тротуар. Она уже опаздывала и поэтому побежала, смешно балансируя руками, чтоб не упасть – как будто танцуя на бегу.
Бабушка уже ждала её у маленького накрытого столика с чаем. Надо сказать, чай она делала очень вкусный, душистый, выпивший его избавлялся от печали и тоски.
– А, это ты, маленькая!.. Ну заходи скорее, я уж тебя заждалась, – за столом сидела добродушная, согнутая временем старушка в очках-половинках в аккуратном платьишке, повязанная голубой косынкой, которая очень шла к её глазам – несмотря на возраст они сохранили ясность и васильковый цвет. Она отставила коробку с травами, которые перебирала, и взялась разливать чай.
– Здравствуй, бабушка! А я тебе принесла клубочек синих ниток что ты просила, вот! – девочка, вся светясь от радости, протянула большой клубок шерстяных ниток старушке.
– Вот как раз мне этого цвета и не хватало, спасибо тебе большое! – голос у старой женщины немного дрожал, но был мягкий и как будто улыбающийся, – ну, рассказывай, как прошёл день, сегодня никто не обижал?
– Неф, бабуфка, сегодня фсе играли в снефки! – прожевав булку, она добавила, улыбаясь во весь рот, – сегодня всем было весело! Даже наша учительница вышла с нами на большой перемене лепить снеговика! Вооооот такущего большого сделали, все вместе!! – она показала какого большого снеговика они слепили, и, отхлебнув чаю, закашлялась.
– Ну-ну, не торопись, милая, прожуй сначала. Ишь ты радостная какая!.. – старушка похлопала её по спине.
– А потом, а потом, – продолжала тараторить она, – потом к нам новенького перевели! Он из другого города вместе с родителями переехал. А глаза у него такие грустные, бабушкааа… – протянула девочка, внезапно остановившись и глядя в окно. Немного вздёрнутый носик в веснушках, густые тёмно-рыжие волосы, непоседливый нрав и недетская задумчивость больших зелёных глаз – девочку недолюбливали сверстники в её новом классе, считали её странной. Малышка с папой тоже недавно переехала, и друзей у неё здесь ещё не было, кроме доброй бабушки, которой маленькая однажды помогла добраться домой.
– Грустные говоришь, – улыбнулась бабушка, ласково глядя на девочку своими смеющимися проницательными глазами.
– Да, и ещё портфель у него старый, порванный. И ребята сказали, что не будут с ним дружить из-за этого! Как будто из-за портфелей дружат! – от возмущения и досады у неё зарделись щёки, – а я сказала, что буду с ним дружить и что портфель тут вовсе не при чём! И пересела к нему за вторую парту, – девочка вновь отхлебнула чаю.
– А этот мальчик, он согласился с тобой дружить?
– Да, он сказал, что очень рад, – девочка улыбалась, и её щёки краснели всё больше и больше, – и ещё он сказал мне спасибо. А потом у нас уроки закончились…
– Ну почему эти ребята ничего не понимают, – продолжала она, нервно кроша остатки булки в тарелку, – так страшно и волнительно приходить в новый класс, а они все так поступили! Вот я завтра порву перед ними портфель, чтобы они знали, что мне – всё равно!!
– Ну зачем же добро-то портить, ты им словами объясни, а ещё лучше – делом.
– Делом?.. А это как, бабушка?
– Ты ведь хочешь помочь этому мальчику и дружить с ним, даже если у него портфель старый, так?
– Таак…
– Ну так и дружи, а на разговоры товарищей не обращай внимания. Они потом тоже поймут какой он и станут с ним дружить и про портфель забудут. Человек познаётся в беде и в радости.
– А нам всегда говорили: «Друг познаётся в беде»…
– Не только в беде, маленькая, не только в беде… – вздохнула старушка.
– Бабушка, а у тебя был друг?
– Был, детонька, был, да потеряла я его. Ну да это другая история…
– Почему потеряла? Расскажи, бабуль! – заёрзала на стуле девочка.
– Давай в другой раз, а то темнеет ведь, а тебе ещё домой добираться…
– Ну, бабуль, вот всегда ты так на самом интересном!.. – девочка надула губки, – ладно, я завтра к тебе пораньше приду и всё расскажу про моего нового друга, а потом ты про своего, хорошо?
– Настойчивая девочка, – улыбнулась бабушка, – ладно уж, так и быть, расскажу. Ну, ступай, детонька, счастливо тебе!
– До свидания, бабушка! – уже из коридора крикнула девочка.
Она выскочила в морозную улицу с тугим зяблым воздухом, который даже вдыхать трудно. Смеркалось. Розовое небо с таящими белыми следами от самолётов, первые звёзды и толстые чёрные, напряжённые, словно гудящие, провода над головой. Девочка торопилась, а назойливая строчка всё крутилась в голове.
«Когда дети перестают слушать своё сердце, они совсем взрослеют»

-2-


На следующий день девочка не пошла к бабушке. Если честно, малышка даже забыла про своего старого друга. Они гуляли вместе с тем самым мальчиком в парке, сидели на лавочке, долго разговаривали, ели печенье и смеялись – им было весело и беззаботно. Мальчик оказался и вправду хорошим, совсем не таким задавакой, как их одноклассники. Он рассказал, что его папу уволили с работы, и им пришлось переехать сюда, что у него ещё старший брат и маленькая сестрёнка, и что им сейчас тяжело.
– Поэтому я ношу старый портфель, – сказал он извиняющимся тоном, опустив свои большие тёмные глаза.
– Ну и что, – горячо возразила девочка, – а я вот ношу старый шарф, который мне ещё мама вязала… – тут она замолчала и в свою очередь опустила глаза, – у меня мама умерла год назад… Мы переехали из нашего города, потому что папе тяжело было смотреть на него без мамы. Он очень грустил… А сейчас как будто немного лучше.
Малышка подняла мокрые глаза.
– Но я не буду больше плакать, я буду стараться, пусть мама не переживает за нас!
Она удивлённо смотрела на мальчика.
Он улыбался, слегка прищурив глаза.
– Молодец! «Никогда не сдавайся и не опускай руки, даже когда очень тяжело – тогда ты станешь по-настоящему счастлив» – моя мама всегда так говорит. Мне, конечно, не так тяжело как тебе, но я тебя немного понимаю. И если я могу тебе как-то помочь…
Девочка улыбнулась.
– Спасибо! Мне теперь легче, когда я знаю что у меня есть такой друг.
– И мне хорошо.
Солнце клонилось ко сну, и две детские фигуры, держась за руки, шли к нему навстречу.
-3-
Мальчик и девочка подружились. Они защищали друг друга от нападок одноклассников, и те, в конце концов, оставили их. Друзья помогали друг другу во всём, вместе гуляли, ходили в гости. Мальчик занимался музыкой, а девочка любила петь, так они вместе проводили много времени. Однажды, когда ребята зимним вечером сидели на лавке в парке, девочка протянула другу мелко исписанный лист бумаги.
– Вот… Прочти пожалуйста!
Мальчик с удивлением взял листик.
«Давно-давно на земле жили две капельки воды. Они были всегда вместе, неразрывны, как одна большая капля. Они путешествовали по свету, облетели по небу в облаках полмира, проливались дождями над тёплыми землями, плыли широкими реками долго к большому океану… Они всегда были вместе и они были счастливы. Но однажды, когда вот уже месяц капельки плавали по океану, побывав на самом дне и покружась в бурных волнах у поверхности, их прибило к каменистому берегу. Одна капелька сказала:
– Всё мы с тобой видели на свете и всё знаем, но прекраснее всего Океан!
– О чём ты говоришь? – возразила вторая капелька, – ничего нет лучше бесконечного Неба, оно шире и свободнее Океана!
Так первый раз за всё время маленькие капельки поспорили. Они поспорили так сильно и непримиримо, что не могли больше быть как прежде вместе одной каплей воды. Одна капелька осталась в океане, другая испарилась, улетев высоко в небо. Долгое время они каждая в своей стихии плавали и летали, узнали ещё больше о мире, им было хорошо и спокойно, у них всё было. Но через несколько лет… кажется, через 3… капельки затосковали друг о друге. Одна капелька выплывала на поверхность океана и смотрела в голубое далёкое небо, она хотела бы испариться, но солнце не касалось её своими жаркими лучами. Другая капелька летала с тяжёлыми тучами над океаном, чтобы пролиться дождём, но сильный морской ветер каждый раз разгонял тучи.
И так две маленькие капли воды до сих пор не могут встретиться, одна стремится к другой, но каждый раз они останавливаются в нерешительности в самый последний момент. Время течёт, как прозрачные воды, по капле отмеряя мгновения, день сменят ночь, солнце – луну, приливы сменяют отливы, ни одно мгновение никогда не повторится, не вернётся. Вода всегда течёт, не останавливаясь…»
– Хм… Если честно, я ничего не понял. Это ты писала?
– Да, я…
– Это красиво и непонятно!..
– Чего тут непонятного?.. – девочка как будто расстроилась, – чего непонятного? Это же так просто... – рассержено думала она.
– Не понимаешь? – взглянула она грозно.
– Ну, это, мне просто нужно ещё раз перечесть!.. Да чего ты так сердишься, я ведь сказал, что мне понравилось… – мальчик удивлённо наблюдал как девочка всё больше злилась.
– Не понимаешь – и не надо! – она вскочила с лавки и сердито размахивая руками направилась было прочь, но через несколько шагов обернулась, – дурак! – хотела крикнуть, но слёзы оборвали голос.
– Да постой ты, в чём дело?!
Девочка бежала, вытирая кулачками набегавшие слёзы и щурясь от встречного ледяного ветра, – не понимает, не понимает, не понимает, – твердила про себя.
Мальчик растерянно смотрел ей вслед. Резкий порыв ветра с шумом вырвал листок из его рук. Он колебался несколько мгновений и рванул за листком.
И в жидком свете фонарей две детские фигуры разбегались в разных направлениях.

-4-


– Наверное, эта запись очень дорога ей, – думал мальчик, пролезая через сугроб, – надо достать эту чёртову бумажку и отнести ей. И чего она так взъелась?..
Поздно вечером кто-то постучал в окошко девочки, она жила на первом этаже.
Девочка подошла посмотреть. На улице стоял мальчик, весь промокший, дрожащий. Он улыбался, показывал ей что-то зажатое в руке и говорил-говорил. Ничего не было слышно, и девочка недоумённая, смотрела на эту немую сцену. Потом как будто вдруг очнулась.
– Эй, ты что? Что ты здесь делаешь, ты весь замёрз, что с тобой случилось?.. – выглянула она в окно.
– Я..я нашёл твою запись!.. что это, рассказ, да?..т..ты знаешь, п…прости меня… это очень важно д..для тебя… Вот возьми, – и он протянул мокрый обрывок бумаги, – т..там буквы немного стёрлись, но вс..сё равно понять можно…
– Руки совсем красные…
– Ничего, это ер..рунда!.. Его снегом немн..ножко засыпало, пока я его доставал, поэтом..у промокший… П..прости меня ещё раз з..а то, что не понял ср..разу как тебе это в..важно! Ну, прощай, я п…пойду…
– Постой! Слышишь, куда ты?..
Но мальчик убежал.
Девочка закрыла окно. Напущенный с улицы морозный воздух прозрачной тучкой сгустился в центре комнаты. Она поднесла бумажку к лампе: один край оторван, половина текста размыта.
– Зачем он… Я ведь вовсе не хотела…
Она положила листок на стол и прошлась по комнате, потирая руки. Внутри заворочалось что-то беспокойное, свербящее.
– Что же я наделала… Надо позвонить! – кинулась она к телефону, но тут же оставила: времени было уже много.
Давящее беспокойство нахлынуло с ещё большей силой. И тут она вспомнила про своего старого друга, про добрую старушку с её волшебным чаем. Девочка даже застонала.
– Я совсем забыла про бабушку!.. Какой из меня друг…
Она села на пол, обняв колени руками, – что мне делать, мама, что мне делать?..
Дорожка от слезы на щеке – как граница, как до и после.

-5-


На следующий день мальчик не пришёл в школу. По телефону сказали, что он простыл, лежит дома с температурой. Девочка волновалась, не находила себе места, еле высидела все уроки, а после с нетерпением побежала домой. Набрала в пакетик мандаринок, захватила книжку и пошла навестить мальчика. Открыл дверь его папа.
– Здравствуй! Ты решила прийти? Знаешь, он в жару, я боюсь ты только потревожишь его и сама заразишься. Давай я передам ему что ты принесла…
– Передайте ему, пожалуйста, что я прошу у него прощения!.. И у вас я тоже прощения прошу: это из-за меня он заболел, – добавила девочка и убежала, оставив отца в недоумении.
Несколько дней, пока мальчик болел, девочка ходила сама не своя. Она забывала книжки, не слышала, когда к ней обращались, смотрела всё время куда-то в пространство и даже успела получить две двойки за неподготовленное домашнее задание. Она всё думала: почему она тогда так рассердилась? Если бы, если бы вернуть всё назад, то он бы не заболел…
На четвёртый день, проходя под мостом с проезжающим по нему поездом, она взглянула на часы: было 15.15. Замедлив шаг, девочка сжала кулачки и загадала желание: «Хочу, чтобы он поскорее выздоровел и чтобы не обижался на меня!». Из-за туч вышло тёплое солнце. «Вот и чудно» –  улыбнулась про себя девочка и совсем уже другая побежала домой.
Утром по дороге в школу она встретила мальчика.
– Ты!! Уже здоров? Как я рада! – запрыгала она на месте, хлопая в ладоши.
– Да, – улыбнулся мальчик своей доброй тёплой улыбкой, – спасибо, что приходила меня навестить. Знаешь, я хотел тебе сказать…
– Нет-нет, сначала я!..
– Погодиии, я скажу…
Они стояли посреди дороги, снег маленькими пушинками падал на головы, прохожие с ворчанием обходили их по скользкому льду.
– Я пока болел, думал о том твоём рассказе. Я понял его. Прости, что так долго…. Я понял про капли воды и про время…про то, что оно не возвращается…в общем как это…лучше не тратить его на обиды, а делать как…
– Как говорит сердце?
– Да! Это…так ведь?.. – неуверенно взглянул мальчик.
– Да, так!
– Ну, а ты что хотела сказать? – вздохнул он облегчённо.
– Уже ничего, – загадочно улыбаясь, покачала головой девочка, – как говорит сердце, – думала она про себя, идя рядом с мальчиком. Скользкая длинная дорожка плелась впереди, сливаясь с падающим снегом, смехом детей и с огромным, бесконечным, судорожно-лёгким небом.

 



 

№4

Соня Март

Евгения Гончарова

Полина Мыцык