Дмитрий Артамонов

"Моя ошибка в том, что я не умею придерживать чувства до лучшего случая. Сердце открывают только тем, кто и так сразу же вошел в него".


Знаете, есть такая порода людей

Знаете, есть такая порода людей… Даже не порода. Вид. Порода – это то, чего не скрыть.
Такие молчаливые не по природе. Эмоциональные в жестах, но закрывающие лица. Видимые издалека, но растворяющиеся вблизи. Без запаха, но с душком. Со вкусом, но без послевкусия. Без друзей, но с общими с вами знакомыми. Бесцветные, но в ярких одеждах. Сухие, как солома, но не мокнущие под дождем. Не отбрасывающие тени, но загораживающие свет. Бесталанные, но разбирающиеся в искусстве. Неграмотные, но ищущие ошибки. Бесполезные по сути, по рождению, по смыслу к существованию. Изобретательные изобретательностью гиен.
Знаете, есть такая порода людей… Даже не порода. Вид. И даже не людей вовсе... Фантомы тех, кого вы когда-то очень любили. Судьба – это веселая толстая шлюха. Она направит к вам такого Фантома, который будет как две капли воды похож на того, которого вы оставили в прошлом.
И будет ждать, облизывая свои пухлые пальцы, наслаждаясь вашими сомнениями. Она будет испытывать вас сходствами и удивительными совпадениями в одежде, походке, марке машины, запахе волос, манере говорить, прическе... и прочими лайками. И если вы… Если вы… Хм… если только вы сдадитесь, если предадите ваши воспоминания, если приблизитесь к фантому на расстояние чувств, которые вы испытывали к человеку, которого по-настоящему любили – ПЛАМЯ! Еще до того, как вы начнете понимать, что произошло, осознавать, что наделали, чем вам это может сулить - Фантом сожжет Мир вокруг вас смертным пламенем. Огонь не в силах уже будет остановить. Сначала сгорит ваша работа, потом хобби, потом начнут выгорать угольками друзья, близкие, родные. И последний, кто догорит у вас на глазах, будет тот, за кого вы приняли ваш фантом.
Но судьба не только весела и блудлива. Она еще и великодушна.
Сгорит Все. Все истлеет. Все, кроме вас самих. И вы останетесь один на один. На пепелище.
Посвящается Н.
P.S. А может и ты для кого-то чей-то фантом...

 

Двое


Скучно в Москве. Чем больше людей, тем реже они смотрят в глаза друг другу. Рукопожатия извиняющихся, шепот на площадях. Где бы ты не был, вас всегда двое. В любом городе. Если ты один, тебя много. Слишком много, бесконечно. Все улицы всех городов мира были вымощены для двоих. Одному на них тесно. 

 

Не преступно


Любовь - это когда ты точно знаешь, что она больше никогда в твоей жизни не повторится. И совсем не важно, даже если ты ее уже потерял. Настоящая Любовь не имеет веры, надежды и даже права на повтор. Ты знаешь об этом все время. Тебя преследует это чувство, как чувство вины. Оно садится с тобой в метро следом, гладит кошку, перелистывает твоими пальцами страницы книг и газет. Выбирает одежду, пьет с тобой кофе, ест из одной тарелки. Взрослеет с тобой, стареет, но никогда не умирает. Кому-то покажется глупо, что можно любить одного человека всю жизнь. Глупо. Но уж точно не преступно. Можно лишь почувствовать себя преступником, что потерял по глупости. Настоящая Любовь - это когда ты точно знаешь, что такое уже никогда не повторится, но ничего с этим не делаешь.

 

Милая, ты ополченец


Милая, ты ополченец. Любовь - это тоже война, но не за победу, а за проигрыш. И к ней тоже нужно готовиться. А Ты слишком переживала перед первым боем, и не заметила, как я снял твоих дозорных ночью и как поставил на их место своих. Ты кричала «Люблю, люблю, люблю тебя!», идя в штыковую атаку. Я отступал и писал это же самое у тебя на спине пальцем утром. Ты назначила себя командиром, и каждый день одевала новую красивую форму. Я же в штатском бродил по твоему городу и пил кофе. А ночью гладил тебя по волосам, вплетая в них своих лазутчиков, пока ты спала. Я укрывал тебя пледом цвета своего флага, чтобы тебе не было холодно. Ты не замечала, наслаждаясь нежностью, которой я тебя укутывал. А потом я уехал, оставив записку, что поздравляю с победой. Ты заплакала, выиграв. А я  в это время пил шампанское в поезде. За проигрыш.  

 

Избитый и непрощенный


В детстве я избил девочку палочкой. От эскимо. Во мне глубоко запечатлелись переживания от этого дня, и вот через двадцать лет она стала мне постоянно сниться. Стоит в центре огромного пустыря, опустив голову, и молчит. Я осторожно к ней подхожу. Она поднимает голову и пронзительно смотрит на меня со страшной ненавистью во взгляде. «Ты подонок», - вдруг говорит она. Я теряюсь, нервно переминаюсь с ноги на ногу и спешно извиняюсь.
- Нет, так просто ты не можешь извиниться, ты должен понести наказание.
- Я готов, - с грустью говорю я.
- Ну, тогда, чтобы получить прощение - тебе пятьдесят щелбанов.
Я подставляю свой лоб. Она с азартом и энергией начинает отвешивать мне сочные и звонкие щелбаны. У меня от них голова трещит. Я считаю про себя: Двадцать… Двадцать пять…. Тридцать… В голове дурно, начинает все кружиться. Подходим к завершению, и вдруг на сорок девятом я просыпаюсь, весь избитый и непрощенный.

 


№11

Маша Зыкова

Сергей Родиков

Зоя Пикассо

Дмитрий Артамонов