Александра Анохина

Учится на режиссера-документалиста. Мечтает, чтобы в Петербурге снова наступили 60-е и открылся «Сайгон». Любит танцевать.

 

 

 

Беспощадное лето

Велосипедами, резиной и стеклом,
Запахло вдруг восьмидесятыми годами,
Детьми, трамваями и голыми локтями,
Петрушкой, ягодами, солнцем и песком.

Передо мной опять открытое окно,
Как будто не было той зимней истерии.
Мы желторотые птенцы в огромном мире.
И лето – камнем на груди. И с ним на дно.

Я словно вновь читаю старое письмо.
Не знаю, мне ли адресовано посланье.
Меня отдали тьме июня на закланье.
Здесь слишком страшно, непривычно и тепло.

Слепые души босиком летят во двор,
Едва касаясь размягчённого асфальта.
И провода над нами, точно струны альта.
На город солнце льёт свой жаркий приговор.

И жгут мне кожу ядовитые листы,
А духота накрыла липким одеялом.
Мне не забыть, как я тогда тебя теряла
И зарывала в раскалённые пески.

Играет в “классики” смешливая орда,
Я узнаю себя в толпе и вновь теряю.
Ещё один растаял год, и я не знаю,
Куда мы эти провожаем поезда?..

В цунами прошлого увязли, как в смоле.
О, это лето без надежды, без пощады!
Мелками рожицы раскрашены и рады,
А мы стоим, как ложки в ягодном желе…

2008 г.


***
Звенят бесконечно трамвайные рельсы.
Мы ездим сегодня по кругу.
Я объясняю старому другу
Сюжет своей новой пьесы.

Там все превратятся в дворовых ребят
Из грустных, серьёзных школьников.
И те, что глядят с подоконников,
И те, что на них стоят.

Весне, как ребёнок, я кинусь в юбки
И страшные сны отдам,
Где по памяти старой по вечерам
Кружат холода в переулке.

Она разрешит мне из дома сбегать
В платье и босоножках.
И в новеньких суперобложках
Нас смогут переиздать.

А солнце согреет все тысячи тел.
И плакать уже негоже.
Надеюсь, что там у тебя тоже
Всё – так, как ты хотел.

(3-4 мая 2010)


***
Без ответа отныне оставлю взгляды, письма, звонки телефона.
Не думай, что вечно сможешь выходить из воды сухим.
Мама мне в детстве читала "Хижину дяди Тома"
И учила, что ни один человек не вправе владеть другим.

2010 г.


***
Если так хочешь, Господи,
Возьми от меня эту лишнюю воду сейчас.
На последнем сиденье ночного автобуса,
Пока единственный человек на мили вокруг
На коже летящего в бездну глобуса,
Не сводит с дороги глаз.

2012 г.

 


№3

Александра Анохина

Кирилл Табишев

Софья Полянкина

Денис Погребной