АЛЕКСЕЙ ВДОВИН: «У МЕНЯ В ПЕСНЯХ ОЧЕНЬ МНОГО МОРЯ»

 

Группу НедРа, солистом которой является Алексей Вдовин, можно сравнить с последними романтиками из знаменитого романа Рут Харрис. Музыканты настолько влюблены в жизнь, что это чувствуется в каждой ноте. Их песня «Колумбийская ночь» запомнилась многим благодаря Вадиму Самойлову, представившему композицию в «Чартовой Дюжине» на Нашем радио. Положительная оценка легенды русского рока несомненно заслужена, поскольку в группе принято ко всему относиться серьезно и ответственно. Многочисленные музыкальные фестивали, такие как «Герой Нашего времени», «Пустые холмы», «Космофест», «Остров» позволили публике полюбить творчество команды настолько, что сейчас музыканты уверенно занимают свое особое место на российской рок-сцене. Совместная дискография группы НедРа и Алексея Вдовина включает в себя несколько студийных альбомов: «Колумбийская ночь», «На маяк», «Точки на щеках весны», «Табор уходит в море». Алексей рассказал нам о восприятии музыки и о том, с чего начиналась эта любовь, длиною в сотню песен.

Станция Мир: Все Ваши работы отличаются прекрасными текстами и хорошей музыкой. Как Вы считаете, что нужно сделать, чтобы все музыканты в нашей стране стремились к этому стандарту? Возможно ли в подобное в принципе?
Алексей: Я не думаю, что нужно стремится к какому-то определенном стандарту, тогда все будет еще хуже. Тем более мы же говорим только о песенном жанре, а мировая музыка включает в себя еще кучу всего.
А так, это вот соотношение музыкальности и поэтичности - довольно сложная штука. Такое ощущение, что эти две составляющие в песне взаимоисключают друг друга. Там, где насыщенный текст, мелодия уходит на второй план, и наоборот.
Ну и еще нужно сказать, что все определяется мерой таланта и вектором, куда человек свой талант направляет. У кого-то хорошо получается одно, у кого-то другое. Хотя в нашей стране, то ли из-за долгой изоляции, то ли в силу нашей литературоцентричности, пока все не очень обстоит с музыкой и вообще с формой. Но ситуация вроде меняется.

Станция Мир: Вы часто путешествуете с концертами. Какой город более всего соответствует настроению вашей музыки?
Алексей: У меня в песнях очень много моря, не знаю честно говоря почему, поэтому естественно, что очень близки мне по духу приморские города, особенно портовые, такие например как Одесса и Севастополь. И там, и там имел уже счастье выступать, и даже не раз, чему очень рад, конечно. Хотя при этом всегда есть города, которые не имеют такой романтический ореол, но где прекрасно принимают, и где проходят отличные концерты. В последнее время, к примеру, приличная движуха в Тамбове и Воронеже. Туда приятно ездить.

Станция Мир: Я знаю, что с некоторых пор Вы участвуете в литературном арт-проекте «Мужской голос». В связи с чем Вы приняли это решение? Поэзия играет важную роль в Вашей жизни?
Алексей: Меня туда пригласил Леша Шмелев. Мы с ним до этого уже были знакомы. Я зашел на их страницу, посмотрел, почитал, и мне понравилось. Вообще, это радует, что происходит такое сплочение людей, причем как мне казалось в не совсем популярном нынче, и я бы даже сказал неблагодарном направлении, как поэзия. И еще: ребята хорошо все сделали в плане как преподнести это в интернете. Сегодня это очень важно.
А поэзия меня всегда естественно интересовала, правда, я не могу сказать, что я в ней хорошо разбираюсь. Я даже наизусть не могу ни одного стихотворения прочитать. Да и читаю очень выборочно.

Станция Мир: Какая музыка повлияла на Ваше профессиональное становление? Есть ли музыкальные пристрастия прошлого, о которых Вы сейчас жалеете?
Алексей: Толкнуло к написанию своего и дальше, я думаю, довольно сильно влияло - это то, что происходило в конце 90-х в андеграунде родного города Чехова, а чуть позже и Москвы. Началось все с того, что я попал на чеховский рок-фестиваль и увидел таких же как я ребят, ну немного постарше, которые уже фигачили свои песни на сцене, причем с собственными бандами. Мне то казалось в тот момент, что это могут делать только какие-то там далекие и недосягаемые рок-звезды, которые непонятно откуда вообще берутся. А тут все на расстоянии вытянутой руки, в собственном городе. С теми, кто мне был близок по духу, я в последствии познакомился, и мы все до сих пор в тесных дружеских отношениях. И именно они, можно сказать, стали мои первыми ориентирами и учителями, Саша Фил Логунов, Макс Гавриленко, Макс Аншуков, лидер до сих пор концертирующей группы «Ключевая». Потом я поступил в институт и услышал песни Вени Д'ркина, которые взорвали мне мозг окончательно, также со мной учился на одном курсе Паша Фахртдинов, который на данный момент наверно самый яркий представитель так называемой «новой волны авторской песни», плюс ко всему я стал сам выступать в Москве, участвовать во всяких фестивалях, слышать постоянно что-то новое и мало кому известное и т.д. Короче, к чему я - мне кажется, что главное, что двигало и формировало меня, что удивляло и питало в то время, было близкое окружение, музыкальное движение на расстоянии той самой вытянутой руки, а не известные всем имена, хотя, конечно, я сильно торчал тогда периодами на том же Калиновом мосте, Аукционе или Гражданской обороне. Список открытый. Ну и сейчас, если брать наших известных, то мне по-настоящему интересно только то, что делает Леонид Федоров и Саша Васильев. Как-то так. А например из последних сильных впечатлений- это белорусская группа Петля пристрастия. Сильно, пронзительно да еще ни на кого не похоже, но только прошли времена отечественных стадионных рок-звезд и неизвестно когда настанут.
А насчет стыда от своих прежних увлечений... Не знаю, мне вот даже не стыдно вспоминать, что во дворе специально для девочек мной исполнялось что-то из репертуара Руки вверх, а для нормальных пацанов мы даже пели хором Михаила Круга одно время. Чего жалеть - об этом просто весело вспоминать.

Станция Мир: Некоторое время назад у Вас вышел сольный альбом «Точки на щеках весны». Планируете ли Вы дальше заниматься сольной карьерой, или все же интересней работать в группе?
Алексей: Дело в том, что у меня много песен, которые изначально не входили в репертуар группы. Поэтому возникла необходимость что-то с ними делать, ну и собственно так и появились «Точки». А дальше нужно объяснять. Во-первых никакой сольной карьеры нет, и то что я, например, езжу по стране в основном один - это просто единственный вариант вообще хоть куда-то ездить в силу разных причин. Во-вторых, вышел прошлым февралем еще один альбом - «Табор уходит в море». Там я уже не один, но это и не НедРа. В один момент со мной стал иногда играть замечательный баянист - Саша Сомов, и в основном благодаря его появлению появилась мысль что-то такое записать, благо и песни еще подобрались примерно в одном русле. Ну а с группой мы пишем сейчас альбом, вот буквально месяц назад были официально презентованы три песни с него в интернете. И я считаю, что это вообще круто, когда есть возможность делать все по-разному, что есть такие песни, которые требуют различных форм реализации, эдакая универсальность. И сегодня я себя комфортно чувствую во многом благодаря этому.

Беседовала Наташа Денисова