ЦВЕТ СЕВЕРА

 

Наташа Денисова

Если меня спросят о Севере - я смогу рассказать только то, что запомнила на уроках природоведения в начальной школе: на Севере растут карликовые сливы, мхи, ягель, гуляют красивые олени и долго-долго длится полярная ночь. Но есть люди, которые, кажется, заключают в себе этот холодный морозный воздух, белый цвет, бескрайние снежные просторы. Анна Михайлова - художница из Санкт-Петербурга, выпускница Рисовальных классов при Академии Художеств. Большинство ее работ выполнено акварелью, что придает величественным северным пейзажам хрупкость, невесомость. На картинах Анны Россия, которую не помнят в больших городах, необыкновенная, дикая, бесконечная. Художница рассказала нам о том, что значит для нее искусство, и какова его судьба в современном мире.

Станция Мир: Есть ли одно какое-то событие или история, которая убедила Вас стать художником, или это совокупность множества факторов?
Анна: Это совокупность факторов, конечно.  Но основной «фактор»  – это мой отец, Борис Сергеевич Павлов. Он математик, но всю жизнь в свободное время рисует, всегда покупает книги и альбомы по искусству, когда мне было лет  15,  мы вместе ходили на пленер. Так и сформировалось, видимо,  желание стать художником.


Станция Мир: Многие Ваши картины посвящены Русскому Северу. Почему Вы находите вдохновение именно в этой суровой и величественной красоте?
Анна: Я люблю Север вообще и Фенноскандию (это географический термин, обозначающий территорию  Скандинавии, Финляндии, Русской Лапландии и Карелии)  в частности. Я не думаю, что причину можно объяснить словами; да и вообще,  вряд ли здесь есть какая-либо рациональная причина - но я знаю, что многие  чувствуют такую же любовь и притяжение. Люди приезжают на Север и остаются там жить; или каждый год ездят в отпуск в одно и то же место, на какую-нибудь речку или озеро, я встречала таких на Кольском полуострове,  да я и сама такая.  Это уже не туризм, скорее – паломничество. Наверное,  есть какие-то таинственные связи между человеком и ландшафтом, просто у некоторых ощущение этой связи размыто, а у меня – так получилось – оно как раз очень обострено.  Я  хочу пожить где-нибудь совсем далеко за Полярным Кругом – на Шпицбергене, Земле Франца-Иосифа... В Арктике. Именно пожить, а не приехать на неделю туристом. Мне кажется, там, где «только снег, только зима - и никакой рекламы», где огромные  заснеженные безлюдные пространства – там можно соприкоснуться с некой истиной, с некой чистотой и безмятежностью,  которую больше нигде мне не найти. Я знаю, что моя вера очень наивна, до-рациональна;  но меня это устраивает. Даже если это иллюзия – Север остается мечтой, местом притяжения, которое вдохновляет не только зримой красотой, но и невидимой своей сущностью.

 

Станция Мир: Что Вы думаете о современных русских художниках? Есть ли кто-то, кто вызывает восхищение?

Анна: Сразу скажу, что я не искусствовед и поэтому не могу судить о современной живописи объективно; могу говорить лишь о том, что лично мне близко и интересно. Я думаю, что сейчас очень благодатное время для художника – если не в смысле заработка, то в смысле свободы выбора стиля, техники, материалов... «Все позволено», история искусства в каком-то смысле окончена – нет борьбы идей, просто у каждого художника свой зритель и, вроде как, все с этим согласны... Все, так сказать, разошлись по своим комнатам и занимаются своим делом.
Очень много  интересных выставок, огромный выбор материалов - по крайней мере, в Петербурге. Это изобилие дает возможность оттачивать технику и достигать новых высот. Поэтому в такой довольно специфической области, как акварель,  где техника письма - и хорошая бумага! - особенно важны, сейчас много интересного. В частности, можно назвать такие имена, как Сергей Алдушкин, Сергей Темерев, Елена Базанова, Константин Стерхов, Константин Кузема.  Всегда обращаю внимание на необычные, очень радующие  неожиданным ракурсом и близким мне выбором сюжета работы Алины Лесовой.  Помимо этого, есть Александр Гришин с его пейзажами Норвегии,  Константин  Дверин  из Новокузнецка, чем-то напоминающий Уайета, Геннадий Правдин –  поклонник Севера... Отдельно хочу сказать о художнике Шилуне – этот мастер из Китая уже много лет живет в России, в некоторых его работах гармонично сочетаются русские ландшафты и китайская техника.
А самым гениальным, несравненным художником из наших соотечественников-современников я считаю Николая Блохина. Тут уже чистый восторг – как перед каким-нибудь гигантским водопадом, или айсбергом. Или звездным небом в горах... Так, как он -  не научиться, он неподражаем...


Станция Мир: Теперь о мировом искусстве в целом. Как Вы считаете, потомки будут вспоминать нынешних творцов?
Анна: Я думаю, нет... Как я уже сказала – может быть, излишне пафосно, но зато кратко – история искусства закончилась, нет больше никакой борьбы «измов», соответственно, нет драматических фигур типа Ван Гога, Гогена;  современного человека не проймешь ни «Черным Квадратом», ни «Полетом шмеля» - все уже видели, все знаем. Кроме того, художество превратилось из сакрального занятия, которым призваны заниматься избранные, в  общедоступное развлечение – любой может рисовать, самовыражаться как ему угодно, при желании находить себе и публику, и поддержку... Я не думаю, что это плохо –  рисовать приятно и полезно для души, так что это хорошо, когда люди рисуют. А то, что профессиональные художники лишатся ощущения своей исключительности – так это тоже, в общем, для души полезно.
 

Станция Мир: Если сравнивать Ваши работы с каким-нибудь фильмом, песней, - что бы это было?

Анна: Это был бы  «Аквариум».  Например,  «Северный цвет». Я вообще лелею мечту нарисовать иллюстрации ко многим любимым мною песням «Аквариума». Но пока до этого еще далеко, я еще не выпуталась из композиционных и технических стереотипов.


Станция Мир: Бывают ли моменты творческого кризиса? Что Вы делаете, чтобы с этим справиться?
Анна: Бывают моменты, когда работа плохо получается – в акварели это особенно ощутимо, тут ведь почти ничего не переделать... Это происходит от недостатка концентрации на процессе – что, в свою очередь, обусловлено бывает какими-то внешними житейскими проблемами. Нужно научиться не отвлекаться на лишние мысли и переживания. Для этого – медитация, контроль ума. Это я себе, в первую очередь,  говорю – пока еще не умею. Но стараюсь.


Станция Мир: Расскажите о своих ближайших творческих планах и о мечте современного художника, если таковая есть.
Анна: Ближайшие планы – цикл работ по Ладоге, серия иллюстраций к северным легендам, продолжение работы над циклом пейзажей Хибин и Кольского. В техническом отношении хочется приблизится к легкости исполнения и  принципам композиции, свойственным стилистике го-хуа. Мечта есть, хочу рисовать Арктику с натуры. Ледники, айсберги, скалы. 

 

Все работы художницы можно найти здесь.