Екатерина Радчикова

20 лет, г. Минск. Пишет песни и стихи с детства. Стихи о том, что затрудняется сказать. Глубокие, туманные и тёплые. Путешествует автостопом и очень любит поезда.

 

 

 

 


 

***

Вот сейчас, хотелось бы жить где-то с краю,
подклеивать книги,
или почту возить на велосипеде,
и растить четверых детей.
мы стоим на земле,
и Солнце катится в гору большим золотым медведем.

посмотри, листва на воде, дна белого прячет,
посмотри - весна на холмах бьется маленьким птичьим сердцем.
ромашковый свет, зеленый небесный мячик -
никогда мне не насмотреться.

- ты сейчас похожа на тишину над водой,
На утиную заводь в ивах, на рыбьи крылышки в реках,
На смородинный остров в саду -
Не на человека,
когда я уйду, мне останутся солнца тонкие пальцы в пруду,
мне останутся рыбки на небе - твоим смехом.

 

***
Медленный снег – ни образа, ни следа.
Нет ни машин, ни огней, ни дорожных знаков.
Он заведет собаку – и будет прав.
Если не знаешь, как жить, то пора заводить собаку.

Так хорошо, застывши в таком снегу.
Эта зима – совсем как пряничный домик –
Так хороша, что я дышать не могу.
Медленный снег восходит с ее ладоней.

Он заведет собаку, и будет прав,
Так хорошо – лохматый кусочек счастья.
Он не вернется. Теперь уже – никогда.
Да и зачем ему, право же, возвращаться?

 

***

Я бы меньше смотрел на море, но оно шуршит под кроватью,
Забирается в щели, сторожит у двери
и в окне моем
Мимо глаз проходят волны, птицы и дни.
О, вода над луной,
О, луна над людьми.

в свод натянутый голубой
льется звездное молоко, и смотреть на тебя легко,
умереть за тебя легко

О, луна над людьми,
О, луна моя,
За окном корабли каждый вечер отходят за море
Там, наверное, птицы певчее, сны красивее,
Славно плыть тебе по-над рощами
Апельсинными.

О, луна над людьми, о луна моя,
За окном корабли, что не вечер, то рвутся за море.
За окном корабли золоты,
а она еще страннее, чем ты.

За окном корабли золоты,
там хоть ведрами черпай красоты,
там, наверное, птицы певчее, ты счастливее,
там медовые луны плещутся над заливами,
он стоит, легко справляясь с веслом,
он целует тебя в голубом.

О, луна моя,
За окном корабли каждый вечер отходят за море ,
За окном проходят птицы и дни, о, луна над людьми,
О, луна высоко,
И смотреть на тебя легко, умереть за тебя легко.

 

***
На стенах твоих - обшарпанная побелка.
Огород твой - в полыни и лебеде.
Так и будешь всю жизнь делать вид, что не повзрослела,
И таскать домой собак и чужих людей?

Не пугай меня -
У меня жена хороша,
У меня сыновья -
Как дубки крепки подросли,
Голову склоня не смотри.

Но что ж это -
Ветер весенний - чердачный и голубиный,
Забирается в щели, путается в гардинах,
Разливается по дальним полям,
Зарывается лицом в тополя,
Будто вот она - красота.

Да что ж это?!
Вроде я же еще не стар.
Я стою на земле - спокойный и сильный,
У меня есть все, что только можно желать,

И я прошу тебя - не смотри на меня,
А то мне жаль будет умирать.

 

***

Ах, я плавала в низком, облачном,
Выше изб, ворот заколоченных,
И на низкие крылья стрех
Мой зеленый ложился смех.

Ах, плыла я в густом, смородинном,
Где по ямочкам - россыпь родинок,
На уборах ярка канва,
И дышать я могла едва.

Мимо елей, гнездовий брошенных,
Стыло солнце сухой горошиной,
А теперь, не желая зла,
Я в оправу твою легла.

 


***
- Над карминовыми горами.
Льются синие птичьи крылья.
Вот бы раз – и на радость маме -
Вдруг проснуться мудрой и сильной,

Только, что-то, ни что не будит,
Не болит поломанный стержень.
А куда уходят те люди,
Ничего которых не держит?


- Тише, тише, моя родная,
Знаешь, там, на небесном своде,
За карминовыми горами,
Кучерявое стадо бродит.

У барашков звенят на шее
Колокольчики золотые.
А глаза у моей свирели
Драгоценные и пустые.

- Перекрестки путей и судеб,
Птицы мечутся на закате.
А куда же уходят люди,
Те, которых хочу держать я?

Тише, тише, моя родная,
За карминовыми горами,
Небо близко подходит к краю.

Знаешь, я ничего не знаю.

Спят барашки на мягком небе,
Спят за день нагретые крыши.
Спи, дитя, на моих коленях.
Я уйду, и ты не услышишь.

 

***
А черный лис жил в белых горах
Из радуг, снегов и смерти.
Горам колыбельную ветер играл
По вереску лисьей шерсти.

Дорожками неба спускался лис,
Стоял на озябшем своде,
Смотрел, как по сини, летящей вниз
Челны рыбацкие бродят.

Тепло ль деревушкам на дне долин?
Тепло ли застывшим рекам?
Ты знал ли, лис, за что приходил,
Смеющийся красным смехом?

Плясал ты над белой небес резьбой,
Плясал под равниной водной,
А мой одинокий, пустой, родной,
Стоял на земле охотник.

Горам колыбельную ветер играл
По вереску лисьей шерсти.

Мой черный лис жил в белых горах
Из радуг, снегов и смерти.

 

***
Поздно, не плачь теперь, глупая моя рыба,
Попробуй вздохнуть, доверься сонным течениям.
Тебе во всем удавалось сделать правильный выбор,
Кроме того, что действительно имело значение.

Глупая рыба, с пустыми глазами, холодной кровью.
Плохо тебе? Боишься взглянуть из ила?
Не знаешь, что делать с грязью своей и любовью?
Но зато ты с гордостью можешь сказать, что ты это заслужила.

 


Песенка о прекрасных людях

Город стар и прекрасен, и льется людьми -
Разноцветной гудящей толпой.
- У меня все отлично, – она говорит, -
Для меня – даже слишком, порой.
И одна лишь заноза гноится во мне,
Как проклятье, - смеется она -
Я все время встречаю прекрасных людей,
Которым я не нужна.

- У меня по-другому, - закрывши глаза,
Ей рассеянно он говорит -
Верно, я слишком много провел в поездах,
Слишком много травился людьми.
Я искал, я ищу, только рвутся сильней
Одинокие мутные сны,
Я все время встречаю прекрасных людей,
Которые мне не нужны.

 


№ 10

Ал Пантелят

Екатерина Радчикова

Георгий Иванов

Анастасия Константинова