ИСКУССТВО ЧТЕЦА ДЛЯ ПОЭТОВ

Татьяна Аленчикова, режиссер.

На фото Алексей Шмелев, поэт.

На фото Алексей Шмелев, поэт.
 

Я с недавних пор  часто слушаю поэтов, выступающих со своими стихами, или читающих стихи знаменитых предшественников, любимых авторов. Иногда это интересно и оригинально, а иногда — совершенно невыносимо. И как же редко бывает, чтобы все совпало: и сами стихи и их подача выступающим.
Бывает, конечно, и вполне профессиональное чтение, то есть такое исполнение, когда забываешь, что это озвучивают текст.  Когда каждое слово, каждая мысль, произнесенные вслух,  находят отклик у слушающих. Но для этого нужно много работать именно над художественным словом, а это и наличие определенных способностей (дикция, тембр и сила голоса) и кропотливая работа над текстом. Может быть, поэту, читающему свои произведения это и  не нужно?

Нужно.  Ты выходишь на сцену — значит должен быть артистом. Ведь  ты выходишь к людям, чтобы сказать о том, что у тебя наболело, что ты осмыслил. Они ждут именно твоего слова — пришли, слушают. А ты выходишь и  начинаешь стесняться, бормотать что-то себе под нос, проглатывая окончания и даже целые слова, «тишишь».
Другие   от волнения громко подвывают свои замечательные вирши. Повышенные децибеллы оглушают. Опять никто не услышит, не поймет, не прочувствует.  Иногда «читать громко» считают нужным даже опытные декламаторы. Настоящую поэзию надо читать просто и негромко — но внятно! Не докучать слушающим своим восприятием стихов, а дать понять дословно, а потому точно, что хотел сказать автор. В том числе  и вы сами, если читаете свое.

Три способа чтения стихов с эстрады:

1. Бесстрастное

Размеренное точное ритмичное проговаривание по строкам, с точным учетом всех знаков препинания и выделением последнего слова. При этом читающий не вносит в чтение своих мыслей, не показывает своих образов. Он видит только авторский текст, как бы впервые его читает — озвучивает.

Главная ошибка — заунывность и подвывание. Или оглушающая громкость звучания.

2. Чтецкое (декламатарское)

Размеренное ритмичное проговаривание по строкам, с точным учетом всех знаков препинания и выделением последнего слова. Но при этом декламатор знает о чем говорит и видит все, о чем сказал поэт, а значит, мысленно «передает картинку» слушателям. И не только картинку, но и авторское  настроение. Чтец на первый план ставит произведение, с  которым хочет познакомить слушателей. Он относится к нему бережно, раскрывает постепенно, хотя знает о читаемом произведении почти все возможное. Чтец отделен от того, что читает, он рассказывает о том, что пережил и почувствовал автор, когда писал.

Главная ошибка декламации. Конечно, декламатор знает неизмеримо больше о читаемом произведении, чем неискушенный слушатель. Но профессиональный чтец стоит между автором и слушателем, а потому нарушает прямой контакт между произведением и чувствами зрителей. Восприятие слушающих искажается под воздействием представлений декламатора. Ведь если бы слушающий просто читал с листа, у него возникли бы совершенно иные, собственные душевные отклики, образы и мысли.

3.  Актерское

Как правило, актер играет здесь и сейчас. Он, читая чужой текст, перевоплощается в литературного героя, от лица которого написано произведение. Но актерская индивидуальность такова, что  в отличие от декламатора,  чтец-актер будет говорить со слушателями от своего собственного лица.  А оно,  это самое лицо, будет наверняка не тем, что задумывал поэт. То есть основные мысли останутся те же, но  актер так их оживит и раскрасит, чтобы возбудить интерес у публики, в том числе, к собственной персоне, что слушающие могут вообще забыть о начальных замыслах  автора  литературного произведения.

Главная ошибка  актерского чтения — «интересничание», прославление себя любимого.
Когда же актер является любителем и работает без режиссера, то часто «перегибает палку», «переигрывает».
И еще одна, очень интересная ошибка актерского чтения. Хороший актер может так прочесть слабое произведение, что слушающие потом будут долго удивляться, увидев "шедевр" на бумаге.
   
Заканчивая свои изыскания, думаю, поэтам следует в первую очередь использовать для выступлений первый, иногда второй способ и в очень редких случаях третий.

Еще один, неожиданный вывод, над которым придется подумать. Получилось, что декламатор может выступать с любыми текстами, он не отождествляет себя с автором и литературным героем. (Принцип актерского мастерства Бертольда Брехта). В то время, как актерское исполнение литературных текстов - когда говорящий со сцены отождествляет себя с автором или литературным героем ( Принцип актерского перевоплощения по Станиславскому).