ИСКУССТВО ДОЛЖНО БЫТЬ ПРЕДМЕТНЫМ

 

Андрей Кириллов

Поиск себя в творчестве начинается с раннего детства и, возможно, никогда не заканчивается. Мы взяли интервью у интереснейшего человека искусства Максима Понуровского - художника, который пройдя длительный путь поиска в искусстве выбрал для себя живопись - холст и масляные краски, хотя успех и популярность сопутствовали в любом деле. Максим Понуровский ответил на наши вопросы и рассказал о своем творческом пути, будь то витраж, холст или компьютерная графика, и даже работа преподавателем живописи. Везде есть возможность проявить свои навыки и умения - так считает герой нашего материала.

Станция Мир: Расскажите, пожалуйста, о своем образовании, с чего все началось?
Максим: Рисовать начал с 5 лет. Примерно с 8 лет начал ходить в детскую изостудию, в 12 лет поступил в Санкт-Петербургский Государственный Академический художественный лицей имени Б. В. Иогансона при Российской Академии Художеств. После окончания сразу поступил в Санкт-Петербургский Государственный Академический Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина.

Станция Мир: Какие преподаватели и художники повлияли на становление?
Максим: С детства мне нравились русские художники И. Е. Репин, Исаак Левитан, Валентин Серов. В их работах для меня было все просто и понятно. Это были картины о Русской жизни, о том, чему меня учили в школе, о простоте. Если говорить о преподавателях, то сейчас я понимаю, что в моей жизни было два преподавателя. Первый - это Александр Владимирович Белов, который учил меня законам живописи, рисунка и композиции. Я учился у него до поступления в Академию и потом еще долгое время приходил к нему советоваться, как лучше написать ту или иную работу. И второй преподаватель - Андрей Андреевич Мыльников, у которого я учился с третьего по шестой курс. Он хотел, чтобы мы видели в первую очередь главное, а потом уже детали. Он объяснял, что хорошо, а что плохо в искусстве и почему это так. Он учил видеть нас грань, отделяющую красоту от пошлости. Я очень благодарен названным художникам.

Станция Мир: Расскажите, с какими из современных художников Вы сотрудничаете? Есть ли такие?
Максим: Да, есть. Я уже много лет дружу с известным петербургским художником Павлом Буцким. У Павла было много выставок не только в России, но и за границей. Он всегда был для меня неким ориентиром в этом непростом мире искусства. Он часто помогает мне советом, когда у меня что-то не получается в моем творчестве.

Станция Мир: О Ваших выставках. Часто ли они проходят? Есть ли постоянные посетители?
Максим: Конечно есть поклонники и благодарные заказчики. Но выставок было не так много. Потому как самостоятельную творческую деятельность я начал довольно поздно. И то, что мне удалось в начале творческого пути организовать свою выставку, пусть и небольшую, - это настоящая удача. То, что выставка проходит на территории арт-центра "Перинные ряды" - удача вдвойне. Я не говорю о том, что это это очень престижное место в нашем городе (Санкт-Петербург), я говорю о том, что я могу встречаться с известными петербургскими и московскими художниками, видеть их картины, учиться мастерству и черпать вдохновение.

Станция Мир: Чем, помимо живописи, Вы занимаетесь?
Максим: Я умею довольно много, я могу перечислить профессии, которыми владею, точнее которые в моей трудовой книжке: Художник 2D графики, Художник дизайнер, Художник по фонам компьютерной анимации. Я потратил много времени на творческий поиск и занимался компьютерной графикой, но со временем понял, что изображение на компьютере не приносит удовлетворения творческого и я не чувствую проделанной работы. Далее. Художник-живописец, Художник по стеклу, Преподаватель живописи и рисунка. Следовательно мест работы было тоже много. В каждой из этих профессий я могу выделить что-то интересное для себя и сейчас. Но главное, к чему я вернулся спустя 10 лет, - это все-таки живопись. Это обычная живопись. Масло и холст меня вдохновляют и я чувствую свою работу и ценю свой труд, как и многие люди, которые знакомы с моим творчеством.

Станция Мир: Расскажите о своем мировоззрении, мировосприятии.
Максим: Хочется сказать, что у меня философское мировоззрение, но в мире столько всего непонятного и необъяснимого, что оно очень часто меняется на религиозное, а, бывает, и на мифологическое. Считаю что у меня позитивное и жизнерадостное мировоззрение, светлое и радостное но не бездумное, а наполненное смыслом и идеей. Основная идея - работать и творить для людей, рассказывая о том что я вижу, чувствую.

Станция Мир: Считаешь ли ты себя некоммерческим художником?
Максим: Вовсе нет! Художник должен работать и зарабатывать, гонорар дает свободу времени и возможностей. Нет стремления заработать больше, а появляется время на собственные творческие желания, которые воплощаются в картинах. Кто-то может ругательное слово написать на заборе и получить моментальную славу - это я утрирую, но такую личность и псевдоискусство так же моментально забывают. В искусстве требуется навык и труд, очень важно правильное образование. Взросление и становление творчества - это процесс, а не моментальный результат. Бывает загорится звезда, но так же быстро и потухнет, особенно если есть претензии на популярность и славу. Мне тоже важно стать узнаваемым и востребованным художником, но это не первоначальная цель моего творчества и всей работы. Я работаю и зарабатываю трудом написания картин, а ранее занимался витражом Tiffany, но это уже другая история и которой я поведаю.

Станция Мир: Расскажите о витражах, насколько этот вид работ сейчас ценится и популярен? Насколько Вам нравится такая работа?
Максим:Витраж - очень сложный вид искусства, требующий от художника не только элементарных навыков живописца или рисовальщика. У художника по стеклу должна быть поставлена рука (я говорю про резку стекла). Витражное стекло - это дорогой материал. В России он очень низкого качества. Все поставки идут из США и Германии. В процессе превращения стекла в художественное произведение, а именно вираж, на него наносится рисунок (обычно маркером)  и сборщик (художник, который собирает витраж) должен «попасть» не с третьего и даже не со второго раза, а с первого.
Поскольку главный инструмент, который у него есть, - это стеклорез, думаю никому не нужно объяснять, что происходит со стеклом по которому «чиркнули» стеклорезом. Витражное стекло имеет очень разные «текстуры» и провести по нему сколько-нибудь ровную линию необычайно трудно. Я проработал сборщиком около двух лет. Где-то к концу второго года я стал понимать, под каким углом нужно держать стеклорез и с какой силой на него нажимать, что бы количество отходов свелось к минимуму. Витраж - это довольно древний вид искусства, но сейчас в России стал очень популярен витраж в технике «Тиффани» (по имени автора техники изготовления виража - Луиса Комфорта Тиффани, который изобрел ее  в начале 20 века). Все работы сделаны по моим эскизам. Но обычно над витражом работает целая команда и у меня были коллеги и друзья, с которыми мы занимались витражом.   

Станция Мир: Что Вы чувствуете во время работы, во время творческого процесса?
Максим: Совершенно различные эмоции, как правило положительные, хорошие. Но бывает, что работа «не идет».  И тогда остается только одно чувство, точнее желание, во что бы то ни было закончить. И закончить так, чтобы за нее не было стыдно. Иногда это бывает очень сложно сделать.
Все свое свободное время я посвящаю спорту и друзьям. Летом это велоспорт по самым прекрасным местам Санкт-Петербурга и области, посиделки у костра, а зимой это бассейн и каток. Если упомянуть влюбленность, то она может дать столько радости и вдохновения, но если что-то не так, то желание творить пропадает напрочь.

Станция Мир: Максим, как Вы видите современное искусство в целом?
Максим: Академия художеств задает очень высокую планку в видении и понимании искусства. И все, что сейчас делается и происходит в искусстве мне не нравится. Я считаю, что искусство должно быть предметным, то есть иметь некую форму. И соответственно образное содержание, потому что нет ничего хуже и страшнее без образного явления и это, можно сказать, не только об искусстве, потому что без образное - это значит безобразное.

Станция Мир: Какая музыка, литература, какие кинофильмы вдохновляют?
Максим: В последнее время я отдаю предпочтение медитативной и спокойной музыке - под нее как-то легче работать. Литература... Моими любимым писателями являются Аркадий и Борис Стругацкие. Я могу по много раз прочитывать их творения и находить всегда что-то новое для себя.  Вообще жанр фантастики, «элемент необычайного» в их произведениях очень приближен к реальной жизни. И, читая, ты забываешь или перестаешь понимать, где заканчивается обыденность и начинается «необычайность».
Очень хочется сказать, что мне нравится «наше» отечественное кино... Но как-то все больше смотрю западное. Наверное с кино то же самое, что и с литературой. Это в основном фэнтези. Последнее время радует Зак Снайдер.

Станция Мир: Бывает ли так, что ты смотришь на законченную работу и хочется что-то доделать или исправить?
Максим: Сплошь и рядом такие чувства (улыбается). Порой заканчивают работу обстоятельства и сроки. Художник видит больше, чем обычный человек и больше замечает нюансов и деталей.
Бывает, и часто, что нужно доделать работу, хотя люди вокруг удивляясь говорят, что она же готова, что еще можно доделать?


Станция Мир: Спасибо, Макcим, за Ваше творчество и за интервью.