Дарья Хазова

Живет в Ярославле.
Психолог, руководитель направления по работе с кандидатами в приемные родители и усыновители.
Пишет рассказы и стихи, участвует в перформансах. Смехом в 100 децибелл поражает все живое на расстоянии 500 м.

 

 

Ангел

 

Анна уже собирала на стол, когда появился Михель.

- Что-то ты сегодня припозднился.

- Проблемы на дальней делянке.

- Что-то серьезное?

- Да так… Уже нет.

Женщина нарезала хлеб и поставила перед мужем сначала тарелку с горячей похлебкой, потом достала из печки мясо и налила в большую пузатую кружку молока. Мужчина ел молча и сосредоточенно. Анна села рядом и стала смотреть в окно. Во дворе играли дети – 3-хлетняя Грета и 5-тилетний Серафим строили замок из щепок, песка и камней. Полосатый кот жмурился от теплого солнца, сидя на заборе.

- Говорят, неподалеку отсюда видели Ангела.

Мужчина и бровью не повел, продолжая обедать.

- Говорят, он шел в сторону города. У него был длинный посох, холщевая сума через плечо и два огромных белых крыла за спиной.

Мужчина покончил с едой и тщательно облизал ложку.

- Говорят, это не к добру…

- Ты же знаешь, что этого не может быть. Они не спускаются на землю. Им не о чем и незачем говорить с людьми.

- Да, но иногда они падают.

- Тогда бы у него не было бы крыльев.

Анна стала рассеянно собирать со стола.

- Хотела бы я хоть раз увидеть Ангела, - задумчиво произнесла она.

Мужчина поднялся из-за стола.

- Зачем?

Анна, словно не услышав его, продолжала убирать посуду.

Михель снова ушел в лес, а она принялась хлопотать по хозяйству. Но мысли об Ангеле с посохом, холщовой сумой и белыми крылами не оставляла ее еще очень долго.

На следующий день, когда муж вернулся из леса, Анна встретила его горячим обедом и свежими новостями.

- Говорят, Ангела видели в городе. Он стучался в дома и пытался устроиться на ночлег. Но никто не пустил его.

Заметив ее удивленный взгляд, Михель неохотно ответил: «Этого и следовало ожидать. Люди боятся того, чего не понимают ».

- Наверно он кого-то ищет…

- Ангелы слишком счастливы, чтобы искать кого-то.

Пообедав, Михель снова ушел в лес, и на этот раз его не было двое суток. Вернулся он под вечер третьего дня усталый и грязный.

Анна только что уложила детей спать, и сама уже была в простой белой домотканой сорочке. Длинные волнистые русые волосы стекали по плечам и спине.

- Я уже начала волноваться – тебя так долго не было. Что случилось?

- На дальней делянке хотели устроить забастовку. Лесорубы требовали повышения платы за работу.

- И что ты сделал?

Мужчина снял грязную рубаху и начал умываться.

- Ты все уладил?

- Уладил… Я сказал, что во вторник они получат свои деньги.

- А они их получат?.. – осторожно спросила Анна, подавая полотенце.

- Получат. По шее. В понедельник приедет хозяин. Я написал ему в город о том, что случилось. Вряд ли он привезет деньги. А вот пару – тройку охранников – это вполне возможно… А что я еще мог сделать? У меня есть план, и его надо выполнить…

Стук в дверь оборвал его на полуслове.

- Кто там?

- Добрые люди, пустите переночевать.

Анна метнулась в комнату, и когда вернулась уже одетая в домашнее платье, увидела высокого худого нескладного человека, с головой закутанного в походный плащ. Трудно было сказать, сколько ему лет. Но голубые чистые глаза смотрели совсем не по-стариковски. Легкая улыбка блуждала по лицу. И совсем чуждым этому мужчине, казалось, был большой горб за спиной. Несмотря на увечье, чужеземец двигался наудивление легко и свободно.

Анна перевела взгляд на Михеля и поразилась, как вдруг переменился ее муж. Что-то странное, неуловимое промелькнуло в его глазах.

- Жена, - обратился он к ней, - собери на стол. Надо накормить путника. А сама можешь идти спать. Я хочу еще побеседовать с нашим гостем. Он много прошел, многое видел.

Анна долго ворочалась в постели. Сон все никак не хотел придти к ней. В спальне было душно и темно. Лишь из-за неплотно прикрытой двери пробивалась бледная полоска света. Михель все еще о чем-то разговаривал с чужеземцем. Интересно, о чем они говорят? Конечно, в мужские разговоры лезть не следует, но все же? Странники многое знают, они многое видели… Интересно, а он видел когда-нибудь Ангела?.. Этот вопрос вдруг так взволновал Анну, что она даже села в кровати. А вдруг он уйдет завтра рано утром, и она не успеет расспросить его? Конечно, в мужские разговоры лезть не следует, но ведь так любопытно… Женщина тихо встала с кровати и подошла к двери. Накинув платье, она уже хотела войти в столовую, но едва глянула в щелочку, как замерла словно истукан. За столом напротив ее мужа сидел Ангел! Он снял плащ, и огромный горб оказался сложенными крыльями. Ангел пил молоко и внимательно слушал Михеля.

- … очнулся я ночью один в лесу. И тут же почувствовал безумную боль. Она, казалось, раздирала мое тело на куски. Ты знаешь, Ангелы не чувствуют боли. Видимо оттого, что я никогда не испытывал ничего подобного, даже вообразить себе не мог, боль казалась невыносимой. Я провел руками по крыльям и почувствовал, что они стали мокрыми и скользкими. В слабом свете луны я посмотрел на свои руки и увидел кровь. Так я понял, что мои крылья сломаны. Я не мог ими даже пошевелить – от малейшего движения их невыносимо ломило. С трудом я поднялся на ноги. В голове шумело. Я побрел наугад, шатаясь и едва не падая. Крылья тащились по земле, задевая за кусты и коряги. Сколько времени я так брел, не знаю. Мне казалось, что пытка эта была бесконечна. Под утро я понял, почему упавшие Ангелы отрезают себе крылья. Я достал нож. Он с хрустом вошел в мою плоть. А земля впитывала слезы и кровь. Когда солнце уже поднялось над горизонтом, я вошел в эту деревню. Людям сказал, что на меня напали дикие звери. Через месяц раны зажили. Остались только рубцы.

Я нашел работу, построил дом, взял в жены Аннушку. У нас родились дети… У меня все хорошо. И боли я теперь не боюсь. Я знаю: если я ее чувствую, значит я жив. Только на небо не могу смотреть до сих пор. Я больше никогда не буду летать. Вот я и рассказал тебе все. Так ответь: зачем ты здесь?

Ангел вздохнул: «Я знаю, как и почему это произошло… Ты слишком долго ходил по земле. Я принес тебе новые крылья». И открыл холщевую суму.

Михель долго и задумчиво смотрел на ее содержимое, любовно гладил белоснежные перья.

- Нет, не получится, - мотнул он головой.

- Знаешь, почему Ангелы умеют летать? Крылья здесь не при чем. Просто они не знают, что такое боль и страдания. Поэтому и на землю прилетают так редко. Я никогда уже не стану прежним. МОИ крылья мне никто не вернет. Впрочем, я научился жить без них.

- Как?

- Также как и все люди. Я научился ходить по земле. Любить землю и любить жизнь. Я люблю свою семью. Это самое дорогое, что есть у меня на свете. Тебе этого не понять. Как не понять и то, что, не познав боль и отчаяние, до конца не познаешь и радость. Может быть, на самом деле, я самый счастливый Ангел на земле.

Михель тихо улыбнулся и посмотрел в дверной проем, где стояла изумленная Анна.

 

 


№1

Ольга Колесова

Иван Полторацкий

Татьяна Гришина

Дмитрий Крикун

Дарья Хазова